кроссовер — место, где каждый может реализовать свои самые смелые идеи. мечтали побывать на приёме у доктора лектера? прогуляться по садам хайгардена? войс открывает свои гостеприимные двери перед всеми желающими — мы счастливы, что ваш выбор пал на нас! надеемся, что не разочаруем вас в дальнейшем; желаем приятно провести время.
Зефир, помощь ролевым

Нет времени думать, когда счёт идёт на секунды, все дело остаётся в твоей сути. В мышечной деятельности. В рефлексах. Кто-то, как малыши енотов, закрывает глаза лапками при виде опасности. Кто-то стоит столбом и хлопает глазами. Робин же, без каких-то мыслей, недолго размышляя хватает кинжал тёмного из рук Эммы. (с) Robin Hood, I'm bigger than my body, I'm meaner than my demons.

Совершенно сумасшедшая теория о параллельных мирах прочно врезается в голову, но пока нет никаких доказательств лучше не строить преждевременные выводы. Как всегда, Ди забывает об этом "лучше не". (с) Dеlsin Rоwe, what's wrong with a little destruction?

Она нашла дневники у себя спустя несколько месяцев, в старом пиратском сундуке под огромной грудой золота. Марселина смутно помнила, какого черта запихала их так далеко, да еще и в такое странное место. Но собственные странности её всегда волновали меньше всего. (с) Marceline Abadeer, Who can you trust?

Шиноби не в коем случае не должен показывать свои эмоции, но тогда никто не будет знать какой ты человек. Появятся подозрения, каждый будет наблюдать за другим, считая, что тот шиноби задумал что-то плохое. Отсюда и появляется ненависть, но не только. Есть еще много способов. (с) Naruto Uzumaki, Странный враг, которого очень трудно победить

Она старалась быть сильной, как всегда, ни за что не показывать своего страха, но наполненные ужасом перед неизвестностью глаза, кажется, выдавали ее с потрохами. Regina Mills, I'm bigger than my body, I'm meaner than my demons.

Где-то совсем рядом пролетает что-то острое и металлическое, и Инверс со злостью отправляет в том же направлении целый рой огненных стрел. Нет чтоб дать нормально поговорить людям! (с) Lina Inverse, Два солнца

Захват Сердца Феи может и подождать, в конце концов, спригганы все еще там, а Хвост Феи еще довольно далеко от армии под предводительством Императора. (с) Zeref, Странный враг, которого очень трудно победить

НУЖНЫЕ
АКТИВИСТЫ

a million voices

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » a million voices » mistake » it'll all be over soon


it'll all be over soon

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://38.media.tumblr.com/78496570c8a13d6d5e89edd8446305f2/tumblr_nsrsd7HMxB1u4kolmo8_250.gifhttp://33.media.tumblr.com/631f80a9fdc0956b1ec875ac05bb86e3/tumblr_nsrsd7HMxB1u4kolmo3_250.gifhttp://31.media.tumblr.com/a7afe4c4f615f0aefdf33c9cda2262d7/tumblr_nsrsd7HMxB1u4kolmo6_250.gif

Ω/Не кощунствуй, ибо боги тебя накажут руками благочестивых людей!/

Ω/может где-то в Тедасе. возможно недалеко от Бресилиана
или даже около Мирквуда. а может и вовсе не там.
но точно там, куда не сунется простый люд/

Ω/тень брата | тень средь листвы/

Ω/Смышленый зверь нашел упавшую звезду, небесную искру, проглотил ее и стал человеком. Своровав у богов огонь, человек не управился с ним и до тла выжег мир. И в наказание спустя ровно 100 веков у него была отнята та самая искра человеческого, но лишенный ее, он не стал снова зверем, а обратился во что-то куда более страшное, чему нет даже имени…

+2

2

Лес не встретил её ни гробовым молчанием, ни гомоном птиц. Даже полчища порождений тьмы не выскакивали к ней навстречу, словно уродливые черти из табакерки. Гаснущей надеждой у неё мелькнула вялая мысль о том, что те ребята просто допились до ручки, нарвались на каких-нибудь головорезов с изувеченными лицами и с похмелья не отличили их от генлоков.
Это их место привала – Создателем забытая деревушка, даже на карте не отмечена, тьфу – находилось на таком почтительном расстоянии от Диких земель и Ферелдена, что у Мариан были серьёзные сомнения: видели ли местные товарищи в глаза даже самого чахлого вурдалака. Впрочем, не зная достоверно расположения Глубинных троп и их открытый выход на поверхность, сваливать истовый страх местных тружеников горного дела на избыток алкоголя было рановато. И, в конце концов, порождения тьмы без архидемона – что новорожденные щенки, слепо тыкающиеся носом в стены, которым абсолютно всё равно, где бродить и кого кромсать – под сводами Глубинных Троп всё едино, только где-то сумрак наваристее и гуще. По крайней мере, они редко когда формируются в сознательные отряды ради сознательных целей, вроде разграбления мелких посёлков. Так, по крайней мере, Мариан рассказывали, в достоверности блондинистого источника она убедиться попросту не могла – брать интервью у того, кто хочет продырявить тебя просто исключительно из деструктивного механизма где-то в районе парадигмы, ей в своё время было попросту некогда.
Глядя на раскидистые лапы елей, простирая взгляд дальше на высоченные верхушки деревьев, что стучались своими мохнатыми лапами прямиком в Создатель альков, она думала: ну и чёрт с ним – не найду никого, кого можно было бы нашинковать, так хотя бы отдохну чуток от трескотни Гаррета. Конечно, Мариан заметно преувеличивала, когда наигранно загибала пальцы, перечисляя все причины, по которым ей хотелось бы открутить родному брату голову, но порой чье бы то ни было присутствие было действительно в тягость. Учитывая, что они уже чертову кучу времени тёрлись друг около друга, Хоук до хрипа в лёгких не хватало личного пространство и уединения. Конечно, когда говорят, якобы близнецы  - плоть и кровь друг от друга, а, следовательно, чисто физически надоесть друг дружке не могут, потому что в эфемерном когда-то были единым целом – брешут и не краснеют. Оно, конечно, эмпатия эмпатией и очень завуалированная любовь, но и в объятия порождений тьмы Мариан кинулась в одиночку очевидно не просто так. Надоели. Все. Даже Бетани. Ну не то чтобы настолько: прощайте, неудачники, лучше уж пусть меня сожрут на чужбине. Нет. Но это было близко до неприличия.
Дойти до «гнездовья» адовых созданий Хоук приходилось, ориентируясь на весьма схематичную карту, что предоставила ей неровная рука натерпевшегося страху шахтёра. Рисунок был настолько условен, что Мариан удавалось парочку раз заблудиться (набредала упорно на одну и ту же речку, которой на желтоватой бумаге точно не было), прежде чем она вышла, кажется, куда и было необходимо. Помявшись у самого входа в эту беззубую бездну, ухнув филином на проверку, женщина замерла на пару долгих секунд, вслушиваясь в мертвенную тишину шахты и шорохов будничной лесной жизни, Мариан наконец шагнула в полумрак неизвестности. Спиной она словно бы чувствовала чье-то присутствие, на прощание она даже резко обернулась, но, наткнувшись взглядом на редкие кустики осоки и погнутую хиленькую сосенку, пожала плечами (чертова паранойя) и отвернулась. А меч вытащила исключительно ради душевного спокойствия. В конце концов, привычное ощущение стали в ладони всегда действовало на Хоук, словно материнские ласки на перепуганного грозой ребёнка, с той лишь разницей, что грозу Мариан могла бы попытаться оглушить эфесом.
Первым, на что наткнулась женщина, была нога. Кровавые ошмётки сухожилий, лоскуты грубых штанов, бурых от крови, голенища рабочих сапог, истёртых и истоптанных. Зрелище неаппетитное, зато весьма красноречивое. По крайней мере, теперь-то Хоук была точно уверена в том, что в этом мрачном местечке точно что-то водится.
- Пора поразмять старые косточки, - промямлила Мариан, разминая шею. И, действительно, пора.
И «пора» ознаменовало себя двумя гарлоками и одним генлоком, которые вяло плелись, перерыкиваясь на своем бессмысленном наречии. Мариан не нужно было дополнительного приглашения, чтобы с молчаливой хладнокровностью напасть а чудовищ, словно по команде повернувшимися своими отвратительными мордами на Хоук. В вываренных белёсых глазах, в сети чёрных бурлящих скверной сеточек капилляров и вен, в зловонном оскале клыков она отчего-то очень отчетливо почувствовала себя той девицей из Нижнего города, на руках у которой захлебывался смолой медленного яда младший брат. Долго упрашивать ярость о своей снисходительной милости не было нужды – она уже клокотала в масштабе на сто обойм, а рука сама заносила меч. Успокоить бушующую огненную бурю где-то под горлом удалось только тогда, когда последний её противник кулем осел на земле. Хоук тяжело дышала, рассеянно констатируя про себя, что, наверное, потеряла форму. Стоило бы утешить себя, дескать порождения тьмы считаются вполне себе искусными бойцами, а уж их тактику ведения сражения со счетов сбрасывать не стоило бы вовсе.
Волчицей вглядываясь в переплетение гулких коридоров, Хоук напряженно вслушивалась в тишину. Тишина ей не нравилась, а то щекочущее лопатки чувство чужих глаз так никуда и не делось. Она хотела бы выдать угрожающее «кто здесь?», но это было бы не очень разумно – если в шахте действительно есть кто-то поопаснее бестелесного преследователя, он всенепременно метнется на крик. С холодной непоколебимостью и мечом наперевес, она достаточно стремительно нырнула вперед и в один из боковых – левых – коридоров и притаилась. Конечно, если за ней в действительности был хвост, который отследил её передвижения аж до этой сомнительной контрольной точки, то клокочущая тишина вместо грохота доспехов и звона оружия однозначно не останется незамеченной, но…

+1

3

Какого оказаться столь далеко от родного дома? Настолько далеко, что сердце предательски замирает с каждым шагом, заставляя жадно хватать губами воздух, а побороть желание обернуться назад столь сложно, стараясь успокоить себя доброй мыслью. Вернуться туда, где некогда ещё виднелись очертания знакомых силуэтов, где деревья приветливо опускали свои ветви с каждым дуновением ветра, приветствуя своё дитя, своего хранителя и защитника, где каждый был тебе другом, вне зависимости от принадлежности, а слух отчетливо улавливал восторженные возгласы юных созданий, что вновь радовали взоры зеленых глаз. Лес вновь ожил с отступлением последних сил Саурона. Последняя атака на Мирквуд был остановлена, с потерями, но остановлена. Тьма отступила. Но надолго ли? Тауриэль была изгнана. Не увидеть ей своими глазами восстановления величия лесного народа, более не почувствовать этого дружеского прикосновения духов природы и более не увидеть его. Ушедшего на войну, забывшего и не желающего возвращаться. Ком подступает к горлу. Но, она сама так решила. Повиновение. На этот раз судьба сыграла злую шутку; подарила желанное, но отняла жизненное. Эллен же должна радоваться, ведь это именно то чего она так страстно желала и о чем снила свои сны каждую ночь. О той самой долгожданной свободе, к коей она охотно стремилась, не боясь перечить своему королю. Скажете, что дикий характер - последствие потери родителей и посему юная эллен так своенравна и вспыльчива, когда тема затрагивает её личные предпочтения и убеждения? Скорее нет, чем да. Это лишь защита. Защита от тех, кто умеет ранить словом куда более сильно, чем холодным лезвием кинжала. А сейчас, она желает лишь перечеркнуть прошлое, стремясь навстречу новому. Легкой поступью, ступая по опавшей листве, ловко перепрыгивая сломленные деревья и крепко натягивая стрелу на тетиву.
Минула в т о р а я с о т н я лет, а сердце все ещё н о е т.

https://33.media.tumblr.com/a228f7703f451184407ae4e6b287e365/tumblr_nw5rkfjLNU1rgs67oo5_r1_400.gif

Простый люд имел плохую привычку трепаться языком. Да и в нашем случае делать это профессионально, с ясным чувством своего достоинства и значимости: громко, невнятно и чтоб каждая живая душа непременно об этом узнала. Тауриэль была в числе невольных слушателей данной душераздирающей истории приключения какого-то старичка (вроде он был шахтером) и его встречи с невероятным, по словам, долгими годами назад истребленным, но все же вернувшимся на ничейные земли существом, порождением скверны. Отдых с дороги увенчался провалом. Эллен лишь сильнее натягивает капюшон, скрывая причастность к эльфийскому народу под льняной тканью (местные не особо гостеприимны к лесному народу, ведь на здешних землях они не отличались почтением и судя по всему умом), но интереса от рассказа не теряла, вслушиваясь в каждую деталь, подробность описи и так же комментариев о деве-воине, что решилась взяться, да и проверить достоверность. Карта, которую он выдал незнакомке, должна была точно описать дорогу до этого зловещего обитания скверны, хотя возможно это был всего лишь на всего заплутавший орк или же горный тролль, а человечек лишь преувеличивает картину, придавая ей драматизма и совсем на всего немного красок. Интерес же эллен с каждым словом лишь разгорался сильнейшим пламенем. Посему, решив, что проверка на верность слухов это идея довольно удачная и правильная, она резко встаёт из-за стола, тем самым привлекая некое внимание к своей фигуре и допивая теплое молоко, кидает на деревянный стол горсть медяков, мгновенным ветром выбегает из таверны. Любопытству данной даме точно не занимать, так же как и в упертости в правильности своих поступков. Да и шанс узнать что-то новое о неизведанных землях её воодушевлял, а вдруг деве-воину потребуется помощь лучника? Вы никогда не знаете что может вас ожидать за поворотом, в этом и есть вся прелесть приключения.

И сейчас, тихо ступая по следам неизвестного, укромкой наблюдая за движущейся впереди фигурой, она мысленно задается одним и тем же вопросом... А вдруг все это происходит не случайно? Каждая встреча имеет последствия. И не всегда они оканчиваются счастливым концом. Возможно, ещё не поздно повернуть назад и скрыться в чаще леса, оставить девушку в покое и не следовать за ней тенью. Просто. Просто стоит лишь шагнуть назад и идти дальше своей дорогой. Просто уйти и не возвращаться...
Нервно закусывает губу, провожая взглядом незнакомку, роняет взгляд на свои сапоги, что изрядно износились за эти годы, как и вся её одежда, как и она сама, и, вновь теряется. Годы идут, а жизнь эльфов так и остается скоротечна. Бессмертие угнетает. Возможно вам никогда не понять или прочувствовать какого это видеть как медленно годы забирают твоих друзей. Как медленно седина заполняет некогда ясные словно пшеница волосы юной девы. Годы берут своё. Некогда полный жизни огонь в глазах потухает, уступая место усталости. А ты не желаешь покидать его, оставлять когда все прочие отвернулись. Розовая кожа бледнеет, покрывается глубокими морщинами и пятнами, хватка ослабевает с каждым мгновением и после, ты наблюдаешь сидя у её постели как дух медленно покидает тело. А ты ничуть не изменился. Все то же молодое лицо. Все тоже полное сил тело. Но даже на тебе остается этот отпечаток, более сильный, более заметный - лишь больше начинаешь закрываться в себе, игнорируя мир. Погружаясь в скорбь о утратах. Посему так скоро начали уплывать корабли за Море, в бессмертные края. Возможно вскоре наступит и её черед, когда дух совсем ослабнет, не способный более сдерживать натиски судьбы.

Тауриэль "просыпается". Взгляд моментально устремляется в сторону входа шахты.
- Может что-то случилось? - Убеждение, что стоит остаться.
Казалось, что прошло уже слишком много времени с момента исчезновения в тьме воина. Эльфийский взор не позволял точно разглядеть все происходящее внутри, а посему, делая шаг вперед эллен уже точно осознавала что обратного пути нет. Нутром она чувствовала, что должна помочь незнакомке, пусть и только одним Богам известно почему медноволосой взбрело это в голову. Левая рука крепко сжимает лук, а права вот уже тянется к мирно висевшему на бедре, до этого времени, колчану за одной стрелой. Нежно, словно прикасаясь к ребенку, она достает её, аккуратно вкладывая в тетиву. Взгляд бегает из стороны в сторону, улавливая черные пятна крови на стенах, некие останки погибших и подали трупы ранее ей неведомого. Попытка разглядеть существо обвенчалась провалом, ведь меч прорубивший плоть не знал жалости, выдававший руку мастера охваченного огнем ярости. Такие противники всегда были в цене, как бравые войны и достойные соперники, так и верные товарищи не бросавшие ближнего в беде. Тауриэль знавала одного и с теплом в сердце вспоминает его и по сей день. Но ярость бывает и губительна, что заставляет эльфийку ещё больше волноваться о судьбе девушки, мысленно взывая к Валар о сохранности и обереге.
Она движется дальше, все так же бесшумно ступая по камням, ныряя в кромешную тьму. Тишина давила, притупляла все чувства, убивала, но была и столь родной. Привычной.
Легкие шорохи где-то вдали заставили эльфийку остановиться, прислушаться, попутно озираясь по сторонам. Где-то слева. Шаги нерасторопны, вялы. Приглушенное дыхание, более походящее на сопение при самом сладком сне. Словно крадется. Как хищник, готовый вот-вот схватить свою легко пойманную дичь. Тауриэль нахмурилась, держа наготове лук и сильнее натягивая тетиву. Стремительным рывком заворачивая в один из коридоров, откуда доносилось эльфийскому уху шуршание и возня, отпускает стрелу молниеносной отдачей устремившейся прямиком во врага готового занести свои ржавый меч над воительницей. Буквально через мгновение и вторая стрела мягко вошла в тело неизвестного, заставляя его жалобно пропищать и мертвой тушей упасть позади. Облегченно вздохнув, Тауриэль бросает взгляд на незнакомку, улыбаясь ей уголками губ.
- Слава Валар, ты жива, - тихо, но довольно четко дабы её услышали проговаривает, все так же бегая глазами по человеку. - Что это за существа? Право, ранее моему взору подобные твари не встречались. Это не схоже с горным троллем и даже орком.
Обходит незнакомку, всего за пару шагов оказываясь рядом с поверженным. Присаживается на колени не боясь грязи, пронзительным взоров всматриваясь в очертания, возможно где-то внутри желая прикоснуться и все изучить. Но что-то одергивает её, возвращая к возвышающейся тени воительницы. - Я не предчувствую очередного появления этих тварей... Мы можем вернуться обратно...

+1


Вы здесь » a million voices » mistake » it'll all be over soon


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC