кроссовер — место, где каждый может реализовать свои самые смелые идеи. мечтали побывать на приёме у доктора лектера? прогуляться по садам хайгардена? войс открывает свои гостеприимные двери перед всеми желающими — мы счастливы, что ваш выбор пал на нас! надеемся, что не разочаруем вас в дальнейшем; желаем приятно провести время.
Зефир, помощь ролевым

Нет времени думать, когда счёт идёт на секунды, все дело остаётся в твоей сути. В мышечной деятельности. В рефлексах. Кто-то, как малыши енотов, закрывает глаза лапками при виде опасности. Кто-то стоит столбом и хлопает глазами. Робин же, без каких-то мыслей, недолго размышляя хватает кинжал тёмного из рук Эммы. (с) Robin Hood, I'm bigger than my body, I'm meaner than my demons.

Совершенно сумасшедшая теория о параллельных мирах прочно врезается в голову, но пока нет никаких доказательств лучше не строить преждевременные выводы. Как всегда, Ди забывает об этом "лучше не". (с) Dеlsin Rоwe, what's wrong with a little destruction?

Она нашла дневники у себя спустя несколько месяцев, в старом пиратском сундуке под огромной грудой золота. Марселина смутно помнила, какого черта запихала их так далеко, да еще и в такое странное место. Но собственные странности её всегда волновали меньше всего. (с) Marceline Abadeer, Who can you trust?

Шиноби не в коем случае не должен показывать свои эмоции, но тогда никто не будет знать какой ты человек. Появятся подозрения, каждый будет наблюдать за другим, считая, что тот шиноби задумал что-то плохое. Отсюда и появляется ненависть, но не только. Есть еще много способов. (с) Naruto Uzumaki, Странный враг, которого очень трудно победить

Она старалась быть сильной, как всегда, ни за что не показывать своего страха, но наполненные ужасом перед неизвестностью глаза, кажется, выдавали ее с потрохами. Regina Mills, I'm bigger than my body, I'm meaner than my demons.

Где-то совсем рядом пролетает что-то острое и металлическое, и Инверс со злостью отправляет в том же направлении целый рой огненных стрел. Нет чтоб дать нормально поговорить людям! (с) Lina Inverse, Два солнца

Захват Сердца Феи может и подождать, в конце концов, спригганы все еще там, а Хвост Феи еще довольно далеко от армии под предводительством Императора. (с) Zeref, Странный враг, которого очень трудно победить

НУЖНЫЕ
АКТИВИСТЫ

a million voices

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » a million voices » S.T.A.Y. » the past is beyond our control


the past is beyond our control

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://savepic.su/6247750.png

Ω/the past is beyond our control/

Ω/LA, 20 june 2015/

Ω/Chris Cochise & Sam Connor/

Ω/"Прошлое не в нашей власти." - гласила надпись на указателе в Блэквуд Пайнс. Может мы и не в силах изменить прошлое, но в нашей власти повлиять на будущее.

Отредактировано Samantha Connor (2015-10-27 01:29:01)

+2

2

Let's make this happen, girl,
We're gonna show the world that something
Good can happen here for yo-ou,
And you know that it will

Крис раздраженно выдохнул, снимая наушники и выключая айпод. Некогда любимая и веселая песня теперь нагоняла на него серую и тяжелую, как осенняя туча, тоску. Это при том, что на улице вовсю светит солнышко, поют птички и небо голубое - голубое. Распрекрасная до тошноты идиллия, в которой ему явно не место. Здесь надо беззаботно радоваться, напевать под нос и пританцовывать. А на него вновь накатила головная боль и руки начали трястись. Крис сжал их в кулаки на коленях, глядя на свое мерно покачивающееся отражение в окне вагона метро. Спокойно, чувак, спокойно. Это всего лишь встреча с хорошим другом, пусть и первая за столько месяцев. Не тебе одному плохо, и ни к чему Сэм лицезреть твою кислую рожу. Теперь он попытался улыбнуться самому себе в отражении, вот только вместо прежней радостной лыбы вышла какая-то кривая ухмылка человека с больными зубами. Не обращая внимания на сидящую рядом пожилую женщину, Крис со стоном спрятал лицо в ладонях, растирая спрятанные за глазами очки. Корчить из себя прежнего жизнерадостного задрота уже не осталось сил, ни физических, ни моральных. Еще чуть-чуть - и он сорвется, сорвется окончательно и в пропасть, откуда не будет пути назад. Совсем как... Как Джош. Признайся, дружище, тебе его не хватает. Не то что не хватает - ему тошно. И к чему всякие возвышенные рассуждения прямо посреди этого заурядного вагона метро, когда все и так очевидно. Без Джоша Крис - пустое место. Больше некому подхватить и закончить хоть и дурную, но веселую мысль. Не с кем пошутить так, чтобы поняли только вы двое. И никаких больше звонков в три ночи только потому, что кто-то собрал лбом все углы в комнате, и страсть как хочется пожаловаться на собственную неуклюжесть и всех производителей мебели в мире. И что только в голову лезет.... Упорно крутятся отрывки из тех двух жутких недель, когда Криса всего продрогшего и побитого привезли домой. На все четырнадцать дней - полная изоляция, а в мыслях ничего, кроме ожидания. Ноутбук, планшет, телефон постоянно включены и не снимаются с зарядок, открыты вкладки со всеми возможными социальными сетями и бесконечные запросы в поисковике. Крис ждал, не важно чего - звонка, смски, сообщения в фейсбук (бестолочь) - лишь бы убедиться в том, что его лучший друг хотя бы жив. "Она...Она унесла его..."  - сказал ему Майк тогда, в вертолете, когда их вытащили из леса. И эта мысль патологическим процессом зацвела у него в мозгу. Унесла - не сожрала, не убила. Может, Джош еще жив? Сбежал, вырвался, улизнул, удрал, спасся... И Крис продолжал ждать, пока радужные надежды постепенно сменялись тревогой, а в ушах начинал звучать хриплый голос незнакомца, рассказывающий о блуждающих между деревьев духах и отчаявшихся людях. Тогда он принимался отчаянно искать в интернете все, что только можно найти о вендиго и монстрах, подобных им, и голова шла кругом от расплывчатых индейских мифов и верований. Какая-то часть разума пыталась подавить вредоносные мысли, убеждая, что все это невозможно, что Джош погиб, и все, что Крис сейчас может сделать - это посещать пустую могилу на кладбище. Но мрачная надежда на то, что Джош жив, пусть и не сохранил человеческий облик, упорно не хотела покидать его. Все, что ему сейчас было нужно, так это поделиться с кем-нибудь своими мыслями. Но с кем? После всех событий на горе когда-то неразлучная компания распалась, оставив каждого наедине с собственными кошмарами. Напомнить всем о произошедшем, значит прослыть идиотом, кретином и самоубийцей. Почему самоубийцей? Потому что уже который месяц Крис безрассудно хранил в душе надежду на то, что сможет отыскать Джоша в тех шахтах, найти хоть какой-то намек на то, что тот жив или мертв. И с каждым днем он все больше убеждался в том, что на гору просто необходимо вернуться. Но было бы совсем наивно полагать, что Крис сможет спуститься туда один. И вот пару дней назад, когда он снова и снова листал закладки в браузере, ему неожиданно пришло сообщение от Саманты с просьбой о встрече. Стоило только прочитать его, как надежда вновь накатила на него со всей силой. Вот тот человек, с которым он может поговорить о своей идее. Сэм не станет крутить пальцем у виска, ругаться или посылать его ко всем чертям. Сэм поймет, и выслушает.
Из тяжелых мыслей его выдернул резко затормозивший на станции состав, отчего Крис съехал по сиденью в сторону, с трудом удержавшись на нем. Чертыхнувшись и подобрав рюкзак с пола, парень метнулся к дверям, стараясь проскочить толпу рвущихся в вагон людей и встряхивая на ходу головой, как мокрая собака. Еще раз напомнив себе, что светить своим похоронным настроением перед подругой вообще не круто, Крис протолкался сквозь человеческую давку в метро и вырвался под нещадно палящее летнее солнце. Жара изнуряла, поднимаясь от раскаленного асфальта и оседая на коже - прямая противоположность ледяной и кусачей зиме. Крис спешил дойти до парка, спрятаться под прохладную тень деревьев, на ходу раздумывая о том, что же он будет говорить Сэм. Он не хотел расстраивать её и грузить с ходу своими идеями и размышлениями, но и корчить веселого придурка явно неуместно. Просто нужно... Нужно всего лишь побыть другом, которого им сейчас не хватает. Сэм он узнал сразу. Блондинистую макушку Крис заметил на скамейке под живописно зеленым деревом и, неожиданно для самого себя, решил немного поразвлечься. Немного смеха никому не повредит, правда ведь? Осторожно подкравшись сзади, Крис попытался изящно перемахнуть через спинку скамейки и сесть рядом, но зацепился ногой за деревяшку и мешком перевалился на асфальт. Развернувшись к явно опешившей Саманте, Крис улыбнулся во все тридцать два зуба, впервые за долгие полгода:
- Привет, подруга! Прежде чем между нами возникнет неловкая пауза и мы станем залипать в экраны своих телефонов, предлагаю дойти до ближайшего "Старбакс" и взять чего-нибудь холодненького и сливочного. Как тебе предложение?

+2

3

Жизнь в Сиэтле во много раз отличалась от жизни в Лос-Анджелесе. Здесь у меня совершенно не было друзей и родных, я переехала на новое место, чтобы никто и ничто не мешало мне двигаться к поставленным целям. И хотя эту жизнь сложно было назвать "новой", но что-то резко отличающееся от прошлой в ней было. Свобода и одиночество. Я была вольна делать то, что хотела, строить жизнь так, как сама считала нужным, не спрашивая разрешения и не идя на поводу чужого мнения. Если бы мне захотелось в два часа ночи сходить в круглосуточное кафе через два квартала - никто бы меня не остановил. Если бы я решила уехать в соседний штат ради встречи с загадочным человеком, разбирающимся в оккультных силах и магических артефактах, никто бы не покрутил пальцем у виска и не отговорил бы от этой идеи. Совсем как в стихотворении - и вечером никто не ждет, и делать можно все, что хочется. Но теперь это не вызывало во мне такого дискомфорта, как год назад - дважды в одну реку не войдешь. Было плохо и тоскливо, но жить с этим я как-то научилась. Не отпустила, не забыла, но смирилась, и это, пожалуй, еще хуже, чем дергать ногами на глубине, пытаясь балансировать на поверхности. Просто отдаться течению и перестать сопротивляться, думая, что рано или поздно тебя выкинет на какой-то берег. Я перестала пытаться зажить счастливо и встретить хоть кого-нибудь, кто мог бы залечить мои кровоточащие душевные раны. Рано или поздно потеряешь всех, так какой смысл привязываться, если в конечном счете снова почувствуешь лишь боль.
Поэтому я пропадала на работе и учебе сутками, совсем редко оставаясь дома одна - только на ночевки или перекусы. Что угодно, лишь бы не быть одной наедине с депрессивными мыслями, возвращающими в прошлое. Нужно думать о будущем и, конечно же, жить настоящим, если хочешь чего-то добиться. И несколько раз в месяц по вечерам я училась на эколога, а в остальное время работала на скалодроме и искала информацию об изгнании духа вендиго. Обучать детей на скалодроме очень интересно, ровно как и работать с ними. Это не только способ проявить заботу и внимание, это еще развивает выносливость и терпение, потому как шесть-восемь часов общения с маленькими детьми - это только на первый взгляд кажется простым. На втором занятии начинаешь понимать, что это просто нереально сложно, что к каждому ребенку нужен подход, что не каждый справляется с задачей и понимает с первого или третьего раза, что ему объясняют. Но вот уже несколько месяцев я работала в «Seattle Bouldering Project» на выходных и в свободные от учебных занятий дни. Нужно было чем-то занимать себя и беспокойные мысли, а также где-то бесплатно тренироваться, а совмещатьработу и тренировки было самым идеальным вариантом решения задачи. Наверное, то, что я задумала и ради чего тренировалась, набирая нужную спортивную форму, можно было назвать безумием, но ведь об этом никто не знал и, следовательно, не мог меня осудить. Затея и впрямь была сумасшедшей и невероятно опасной, но разве меня возможно было остановить теперь, когда пройден такой большой этап подготовки и планирования, когда уже нечего терять?
Я планировала вернуться на гору Вашингтон и спуститься в проклятые шахты, рискнуть всем - и будь что будет. Это было небезопасно, безрассудно, практически невероятно и неосуществимо, однако надежда всегда умирает последней. Я могла бы попросить Майка помочь мне и составить компанию, потому что мы... ну... действительно прошли с ним и огонь, и воду, и я знала, что он не откажет и даже охотно согласится, точно также терзаемый чувством вины, как и все мы выжившие. Вот только это чистой воды самоубийство! Если Джош и правда окажется живым, но наполовину вендиго, то Майк не жилец. Он первый, кого наш вендиго-друг разорвет на кусочки, едва только завидев на горизонте, и дальнейшая экспедиция будет обречена на провал.
Какие еще были варианты? Крис, Эшли, Майк и Мэтт - вот все, кто остались в живых после той ночи, включая меня. Предлагать подобное Мэтту не имеет смысла, не нужно быть провидцем, чтобы предсказать его решительный и трусливый отказ, ровно как бессмысленно было предлагать это и Эшли, от которой вообще никогда не было пользы, тем более в опасных для жизни ситуациях - проверено на практике. Из всех перечисленных оставался только Крис, и вот в нем я была уверена на все сто процентов. Он бы вернулся в шахты, оказал бы посильную помощь и вряд ли бы посчитал меня сумасшедшей. Мы оба не считали Джоша сумасшедшим психом даже после всего, что тот сделал ради этой своей шутки, розыгрыша, так что и друг о друге не сумели бы сказать так. Означало ли это, что мы были еще более чокнутыми? Да кто его знает. Я знала только одно - выгорит эта идея или нет, но мы оба будем готовы стоять до последнего и рисковать собственными жизнями, чтобы спасти своего лучшего друга. Хах, прямо последние романтики на Земле.
И все же сомнения были, совсем крохотные. Они основывались на размышлениях о последствиях той ночи, вероятно, не самых объективных - мне казалось, что только Крису и Эшли больше остальных повезло остаться в живых, потому что все остальные потеряли единственных любимых людей в тех шахтах и в одиночку должны были справляться с болью от потери. Ведь хуже всего просыпаться, зная, что ты остался в живых, а твой близкий человек - нет. Даже находясь в разных городах и штата, мы втроем - те, что остались одни во всем мире - просыпались с одним и тем же чувством одиночества и тоской, заполняющей душу. Кем бы мы не пытались заменить тех, кого потеряли, никто не был достаточно хорош, да и неизвестно - будет ли. Такое не забывается и не отпускается, такое преследует до конца жизни и сидит где-то глубоко внутри, напоминая о себе хотя бы раз в год на протяжении жизни, где-то в декабре в честь годовщины тех ужасных событий. Вот только мне достаточно было годовщины исчезновения близняшек, чтобы понять, что годовщину исчезновения Джоша я не переживу, если не вернусь за ним и не узнаю, жив он или нет, возможно ли его спасти. Такой же ошибки, как с Ханной, превратившейся в вендиго лишь от съеденного тела Бет, я допустить не могла, особенно, когда теперь точно знаю, что в этом мире возможно все и даже больше.
"Привет. Я в ЛА, не хочешь встретиться?" - пишу я Крису короткое сообщение, видя его статус "онлайн" в социальной сети. Была не была. Если согласится, значит, половина успеха в кармане, а если нет... В любом случае мне бы хотелось увидеть его. За последний месяц я постаралась встретиться со всеми выжившими, и, не будем таить греха, но только слепой мог не заметить, насколько все эти встречи напоминали мое с ними прощание. Быть может, я и правда видела их в последний раз, а они - меня. Я не знаю, с чем придется столкнуться в шахтах, какой будет развязка истории и итог этой поездки, остались ли в живых еще какие-нибудь твари, вдруг не все погибли в горящем доме... И я старалась смотреть на вещи реально: как бы мне не хотелось умирать и как бы ни рассчитывала на "хэппи-энд", но такой вариант был возможен - пятьдесят на пятьдесят вместе с вероятностью выжить. Оставалось только встретиться с Кристофером, и я неспроста поставила его последним в "расписании" встреч. Я улыбалась, как ненормальная, когда спустя несколько мгновений получила положительный ответ. Сборы не заняли у меня слишком много времени, поэтому я вышла из дома заранее, зная, что не смогу усидеть еще полчаса - слишком невыносимо. Моя первая поездка в Калифорнию спустя столько месяцев, после переезда в Сиэтл я даже не вспоминала о родном городе, с которым было связано слишком много воспоминаний. И сейчас я решила прогуляться пешком до назначенного места встречи, предаваясь ностальгии и даже грусти. Столько мест, улиц, даже деревьев, с которыми связаны счастливые, и не очень, моменты. Я присаживаюсь на лавочку, предварительно оглядываясь по сторонам - Криса нигде нет, а значит, он еще в пути. Спустя минуту я засматриваюсь в одну точку, погружаясь в собственные мысли, и не слышу приближения друга. Я резко оборачиваюсь на движение и глухой звук падения, удивленно округляя глаза, и вижу улыбающегося во все тридцать два Кристофера. Губы непроизвольно растягиваются в улыбке, и я коротко хохочу, восклицая:
-Крис! Ты в своем репертуаре, - театрально закатываю глаза, а затем поднимаюсь с лавочки и подаю ему руку: -Впервые смотрю на тебя сверху вниз, Кочиз. Странное чувство превосходства, - пытаюсь иронизировать, чтобы поддержать ту атмосферу легкости и даже радости, что установилась с первых секунд этой встречи. Он шутит, и это вселяет уверенность и даже радость, что у Криса не все так плохо. -Конечно, пойдем. Прямо мысли мои читаешь, - отвечаю я и вздыхая, борясь с волнением. -Ты не поверишь, но я безумно рада тебя видеть! - Выпаливаю я на одном дыхании и спустя мгновение уже сжимаю его в дружеских объятиях.
Когда мы заходим в "Старбакс", время переваливает за полдень, а о жизни "после" уже рассказано все, что только можно. Я не помню, когда так рано куда-либо выбиралась, тем более в компании, и это определенно радует, потому что с утра, особенно если начать его с кофе, можно поговорить на свежую голову. Я заказываю латте со льдом, крамелью и взбитыми сливками и прохожу за столик, присаживаясь напротив Криса. Я не знаю с чего начать, но говорить на абстрактные темы, как мне кажется, становится сложно обоим. Я понижаю голос, чтобы бабушка, присевшая за соседний столик, не стала крестить наш столик, дабы отогнать Сатану, и начинаю говорить:
-Слушай, Крис, я не знаю, с чего начать. Просто, знаешь... Я не могу забыть то, что пережила. Что все мы пережили. Мне кажется, я скоро с ума сойду, потому что все, о чем я могу думать, так это о том, что Джош, вероятно, жив и переживает нечеловеческие муки, если его тело так и не нашли. Те двое, которых отправили в шахты после нашего спасения, не вернулись, и это... Дало надежду. Может, мне одной так кажется, но я уверена, что Джош жив. Мы же ошибались по поводу Ханны, и вот, что в итоге вышло. - Пожимаю плечами, пытаясь отогнать подступающую нервозность, и продолжаю, видя заинтересованность в глазах собеседника. И, возможно, понимание. -Ты был его лучшим другом, Крис. Скажи, ты допускал такие же мысли? Потому что если да, то я, кажется, знаю способ, как спасти его. И для этого нужно будет вернуться в Блэквуд Пайнс. - Ну вот, сказала. Кажется, я сейчас неплохо так озадачила Криса, потому что он смотрит на меня... Да, просто смотрит. В шоке? Я не знаю. Я просто опускаю взгляд в чашку и делаю глоток немного остывшего кофе.

+2

4

На какое-то мгновение Крису казалось, что он совершил мощный скачок в прошлом, где ничего не менялось и никаких катастроф не происходило. Снова радостная и беззаботная Сэм, снова дурашливый и неловкий он. Сейчас они пойдут в "Старбакс", где до тошноты будут обпиваться всякими кофейно-сливочно-шоколадными коктейлями, посмеиваться над любовью Криса к сладенькому и гадать, что же устроить на грядущий Хэллоуин или как организовать систему передачи шпаргалок на контрольной по химии... Радостная улыбка упорно продолжала лепиться к неожиданно просветлевшему лицу Криса, хотя плечо и колено продолжали ныть от далеко не нежного поцелуя с асфальтом. Поймав руку Сэм в свою и вскочив на ноги, она нарочито старательно отряхнулся и усмехнулся:
- Сильно не привыкай, кнопка. Гляди, я снова огромный и страшный шкаф, - парень едва не прикусил язык, когда Сэм прыгнула на него с объятиями. Крепко обхватив её поперек талии, Крис легко поднял девушку в воздух и поболтал в разные стороны, - И ты не поверишь, насколько я рад тебя видеть, Сэм. Мне тебя не хватало, подруга. Ну что, пойдем жиреть?
С галантным поклоном пропустив Сэм вперед, Крис направился за ней следом, с удивлением отмечая, что с плеч будто свалился мешок с цементом и насколько легче стало шагать. Он чувствовал, что прежнее беспечное настроение возвращается к нему. Ему вновь хотелось шутить, дурачиться и обнимать весь мир, как это было раньше. Наконец-то с Криса постепенно слетала маска угрюмого и подавленного типа, прочно приклеившаяся к нему на последние полгода. Всю дорогу они проболтали - о чем угодно, от дикой летней жары до презентации iPhone 6s, на который Крис возлагал большие надежды. Но по мере приближения к кофейне, к нему возвращалось чувство чего-то неизбежного, не катастрофы, нет. Нечто похожее с ним было, когда он шел подавать документы в университет. Предстоящий разговор настолько важен, что оценить его "заряженность" невозможно - нельзя назвать его плохим или хорошим. Просто... неизбежным. Поломавшись перед кассой, Крис все таки остановился на американо со льдом и большом черничном маффине. Ну никак не получалось у него вести серьезные разговоры на пустой желудок, тем более, когда перед носом столько вкуснятины.
Ребята сели за один из самых дальних столиков у окошка и ненадолго погрузились в молчание. Крис выжидающе смотрел на Сэм, прихлебывая свой кофе и явно чего-то ожидая. Он не понимал, откуда в нем взялась уверенность в том, что разговор должна начать именно Сэм. Упорно казалось, что именно такое развитие событий будет самым логичным. Иногда лучшее - пустить дело на самотек и ни во что не вмешиваться. И Крис оказался прав - Саманта заговорила первая.
С каждым её словом к Крису возвращалась прежняя подавленность. Сэм говорила именно то, что он хотел услышать, и только сей час понял, насколько он боялся этих мыслей. Вслух все звучало абсурдно, пугающе и дико. "Джош, вероятно, жив и переживает нечеловеческие муки, если его тело так и не нашли", вот именно, а они до сих пор сидят здесь, в уютной кофейне, так ничего и не предприняв.
- Те двое, которых отправили в шахты после нашего спасения, не вернулись, и это... Дало надежду. Может, мне одной так кажется, но я уверена, что Джош жив. Мы же ошибались по поводу Ханны, и вот, что в итоге вышло...
Проклятье, Сэм. Ты хоть понимаешь, насколько опасно все это? Крис, к своему сожалению, понимал. Они ошибались насчет Ханны, о да, ошибались радикально, да только эта ошибка чуть не стоила им жизней. И если Сэм права насчет Джоша... Господи, что же мы натворили? Что натворил я?! Новый прилив вины нахлынул на него с тяжестью цунами, полностью вытеснив все то радостное, что он испытал при встрече с Самантой. Если те двое спасателей пропали именно потому, что Джош жив... Перед глазами у Криса четко нарисовался образ - натянутая серая в гематомах кожа, разорванная пасть, полная тонких кривых клыков, и молочно-белые подслеповатые глаза, нервно дергающиеся по сторонам. И это теперь Джош? И вот в это он превратил своего самого близкого человека?
-Ты был его лучшим другом, Крис, - голос Сэм долетал до него словно издалека, эхом отдаваясь в мозгу. Крис перевел взгляд на свои руки, с отвращением отмечая то, что они мелко дрожат. Жест нечистого на совесть человека. Был лучшим другом, да... То, что он совершил, заслуживает как минимум отречения от этого статуса. Максимум, и Крис в этом не сомневался - быть разорванным на части.
Он вновь поднял глаза на Сэм, не скрывая боли во взгляде. То, что он планировал долгие месяцы, встало перед ним настолько ясно, как открытое окно запроса в поисковике. Осталось лишь задать алгоритм поиска, и Крис точно знал, что ему нужно:
- Если ты готова, то предлагаю отправиться туда через три дня, - сделав большой глоток, Крис допил остатки кофе и со стуком поставил чашку обратно, - Скорее всего, этого хватит нам на сборы. Я возьму старый джип отца, он переписал тачку на меня.
Он подался вперед, опираясь локтями на стол и наклоняясь к Сэм поближе. Тупое чувство ожидания сменилось чем-то маниакальным, горящим, и он радовался, что наконец-то сможет действовать. Образ вендиго - Джоша все еще горел перед его глазами, вот только теперь Крис был уверен, что сможет искупить свое предательство и вернуть своего друга.
- Сэм... Я был его лучшим другом, ты права. В том, что возможно с ним случилось, есть только моя вина. Если... Если Джош жив, то мы найдем его и... Думаю, мы подлечим его. Только есть одна вещь, - понизив голос и сжав запястье девушки в своей руке, Крис заговорил тихо и строго, совсем как тогда, когда собирался выйти наперевес с дробовиком в лес, полным потусторонней жуть, - я должен взять с тебя обещание. Если что-то пойдет не так, и... Джош окажется другим, пообещай мне, что не станешь геройствовать. Если скажу тебе бросить меня и бежать, не оглядываясь, ты должна будешь рвать оттуда так, чтобы пятки искры высекали. И когда ты выбежишь оттуда, ты сядешь в мою машину и навсегда уедешь из Блэквуд Пайнс. Ты обещаешь мне, Саманта?

+2

5

-Мне тоже тебя не хватало, мэйт, - тихо произношу я, болтаясь в воздухе в крепких объятьях Кристофера. Я действительно скучала, и по нему, пожалуй, больше всех. Да и как можно не скучать по этому отважному, но неловкому ботанику? Наверное, я сказала бы еще больше и рассказала, как мне теперь живется [хреново, если честно], но мне не хотелось показаться слишком уж сентиментальной и, в последствии, грустной. Общение спустя полгода началось на такой непринужденной и веселой ноте, что омрачать его не было смысла. Сейчас происходит так мало хорошего, так зачем упускать единственный светлый момент за долгое время? Впереди и так предстоит разговор не из самых простых, и уже после него можно подумать, рассказывать ли все, что наболело, или уехать в северный штат, оставляя друга в неведении твоего душевного состояния.
И всё же мы оба понимали, что ходить вокруг да около одной щепетильной и важной для нас темы долго не сможем. Как бы ни было весело и хорошо по пути в кофейню, какие интересные разговоры и увлекательные дебаты на различные темы не начинали, избежать главной темы наших "полгода" уже невозможно. Не может быть все прекрасно, по крайней мере, не так долго. Процент счастья и беззаботности мы истратили, и не смену какому-то ребяческому настроению вернулось привычное серьезное. Взрослая жизнь, где каждый справляется самостоятельно. Детство кончилось, а вместе с ним ушла и надежда, что все когда-нибудь снова станет легко и просто. Но как раньше не будет, и мы не вернем себе спокойный сон по ночам и уверенность, что беды нас больше не коснутся. Слишком много потерь и страха для девятнадцатилетний парней и девушек, слишком большой груз ответственности за прошлое. Каким чудом мы справляемся... Кто бы знал. Но иначе во взрослой жизни нельзя, а потому приходится бороться, и зачастую - с самим собой.
Мы заходим в Старбакс и заказываем кофе, Крис добавляет в заказ булочку, и я тепло улыбаюсь. Все еще не потерял аппетит - это радует. Я бы занервничала, откажись Крис от сладкого, и лично накормила бы! Но нет, все в порядке, Кристофер остался прежним сладкоежкой. Черт, вот опять забочусь, как нянька, о друзьях. Я смотрю на свой заказ и ловлю себя на мысли, что он достаточно скромный, хотя насыщен углеводами, но ни десерта, ни перекуса нет. И так уже полгода. Я ем действительно меньше, чем раньше, пропадая на работе и тренировках, или бегая по городу на каблуках, подрабатывая в экологической фирме от университета, и живу либо на кофеине, либо на салатах и небольших приготовленных порциях. Ну, и беконе. И иногда вино под вечерние воскресные программы по телевизору. Отличный образ жизни, Сэм. Просто супер. Но Кристоферу об этом знать не обязательно.
Разговор начинать приходится мне, но это было негласное обоюдное согласие. И я выложила, как на духу, все свои догадки и идеи, ожидая встретить понимание Криса. Если он меня не поймет, то никто не поймет. Он - моя последняя надежда. И все ожидания сбываются, он произносит даже встречные предложения, за что я готова расцеловать Криса в его щеки и за обнимать прямо в этой кофейне.
Я слушаю Кристофера внимательно, вникая каждое слово и кивая в ответ каждой его фразе. Чувство печали накатывает океанической волной, когда я понимаю, как мы выглядим со стороны, желая отправиться на собственную погибель, ради спасения лучшего друга. Взрослые дети, ведущие себя так безрассудно и самоотверженно. Мы всего лишь молодые люди, у которых вся жизнь впереди, но которые собираются сунуться в такую опасную авантюру, рискуя собственными жизнями, ради спасение того, кого, возможно, и в живых давно нет. Я улыбаюсь как-то уж слишком печально, сдерживая подкатывающие слезы и сглатывая ком в горле. Безумцы. Самые натуральные сумасшедшие, которые осознанно готовы шагнуть в могилу ради полгода, как пропавшего под завалами и взрывом, друга. Я старалась избегать того, чтобы внимательного рассматривать Криса, потому что мне совсем не хотелось обнаружить едва заметную седину в его волосах, появившуюся после той проклятой ночи, но мне становится невыносимо тяжело, когда всё же ее замечаю. Седина на висках у девятнадцатилетнего парня... За что ему все эти испытания? Почему это произошло именно с нами?
Я вижу в глазах Криса отражение собственных чувств и переживаний, ощущаю его боль, как свою собственную, и понимаю, что не ошиблась. На ум приходят все участники нашей, когда-то "дружной", компании, и я понимаю, что только парням действительно можно было доверять. Трусливые предательницы и эгоистичные стервы - вот они, всеми любимые девочки Эшли, Джессика и Эмили. Друг познается в беде, и они проявили себя.
Мне нравится воодушевление друга, оно вселяет уверенность в успех и позволяет отвлечься от мыслей о возможных повреждениях. Но умирать я не собиралась, и Крису бы не позволила. Чтобы он сейчас не говорил, и как бы не уговаривал оставить его в случае опасности. Я хочу возразить ему, сказать, что не брошу, просто не смогу бросить. Не в моем это стиле, и Крис это прекрасно знает. Может, поэтому и говорит мне не геройствовать. Умом я понимаю, что он прав, что действовать здравым смыслом куда легче и правильнее, тем более в таком опасном месте, как шахты, переполненные нечистью. Сколько их там осталось в живых? Он просит слишком много.
-Я не могу потерять тебя, ты понимаешь? Слишком много жертв, и я не хочу, чтобы ты остался в этой чертовой шахте, пойди что не по плану, - на лице больше эмоций, чем обычно, и я сдерживаюсь из последних сил, чтобы эта эмоциональность проявлялась в диалоге на той же тональности, что и во всем разговоре. Опускаю голову, касаясь рукой лба, и обдумываю ответ. Крис не отстанет и добьется моего обещания, в этом я уверена, но только я не знаю, как могу обещать ему то, что, возможно, не смогу выполнить. Так, ладно, собралась. -Хорошо... Я обещаю тебе, если ты пообещаешь мне кое-что и внимательно выслушаешь. -поднимаю взгляд на Кочиза, потягавшись за кофе и отпивая напиток, чтобы освежить горло. Когда завладеваю его вниманием, то начинаю говорить. Мне нравится то, что Кристофер всегда слушает очень внимательно, чтобы ни говорил ему собеседник. Всегда любила его серьезность, и именно эта серьезность спасла ему жизнь.
-Три дня будет слишком мало. Если мы хотим уложиться как можно быстрее, тогда выезжать придется сегодня вечером или рано утром. Мы в Калифорнии, до Сиэттла не близко. И еще... - я замолкаю, пытаясь подобрать верные слова, что не напугать или запутать Криса, и неосознанно в голове проскальзывает воспоминание, как точно также, аккуратно подбирая слова, я объясняла бредившему Джошу о превращении его сестры в вендиго. -Майк говорил, что выживших шахтеров осталось двенадцать или вроде того, мы с ним убили четверых, а это значит, что в горах как минимум шесть вендиго, если предположить, что остальные после освобождения тоже могли поубивать друг друга. Либо уснуть. Если ты думаешь, что полгода залипал в видеоигры и книжки, а сейчас приедешь на гору и станешь супергероем, то ты ошибаешься. Это просто самоубийство! - Говорю учительским тоном, глядя собеседнику в глаза. Это не шутка, не поездка на какой-нибудь курорт с экскурсиями, а самое настоящее путешествие в преисподнюю, поэтому я стараюсь донести мысль максимально серьезно и реалистично. -Я не справлюсь без тебя. У тебя есть план или ты его сможешь придумать, а у меня есть знания о ритуалах. Я могу отвечать за действия и выступить вроде исполнителя, а ты за координацию плана и силу. Но даже если и так, три дня не хватит. У нас нет разрешения на провоз оружия через границу Канады, у нас даже нет оружия. Есть идея, где в Канаде найти огнемет и цепи? - я расплываюсь в ироничной улыбке на последней фразе, находя ее забавной. Нет, серьезно, арсенальчик выйдет, что надо. И если джип решат остановить на проверку где-нибудь на дороге Канады, цепи и веревки можно объяснить нашими особыми предпочтениями, то огнемет придется замаскировать. -А обещание, о котором я говорила... Когда приедем в Сиэттл, пару дней ты позанимаешься со мной на скалодроме, и я обучу тебя важным вещам, потому что в шахты придется спускаться, скорее всего, своими силами. И эта проблема с оружием... -я умолкаю, начиная потихоньку приунывать из-за нашей основной проблемы, но тут меня неожиданно осеняет: -А вообще, можно же попросить отца Джоша достать нам лицензию, как охотникам?
И на этом моменте мне начинает казаться, что с такими разговорами нужно уйти в другое место. Или вообще уехать.

Отредактировано Samantha Connor (2015-11-10 21:05:55)

+2

6

Если бы не жарящее сквозь стекло солнце и все еще ноющая от удара коленка, Крис бы до последнего верил, что находится в каком-то непонятном, фантасмагоричном сне. Весь этот разговор, все их рассуждения настолько сильно выбивались из понятия нормальности, что хотелось просто зажать уши руками и трясти головой до тех пор, пока весь этот бред не высыплется из его головы прочь. Но это происходит, происходит в этой чертовой реальности, которой так понравилось играть в худший ночной кошмар. И нет смысла отрицать происходящее, и задаваться философскими вопросами насчет того, почему именно на их долю выпало сие испытание, почему с ними происходит этот ужас. Просто потому что, вот как карты легли, так надо... Всего лишь потому, что они оказались на этой трижды проклятой горе. Что ж, в этой вашей суровой реальности она и правда оказалась проклята.
Поболтав ложечку в пустой чашке, Крис снова взглянул на Сэм, перехватывая её напряженный взгляд. Нельзя сказать, что эта идея, которую он сейчас высказал, зрела в его голове с того самого момента, как Саманта предложила ему встретиться. Это было нечто интуитивное, идущее откуда-то из бессознательного - похоже на то, когда ты вступаешь в темную комнату, а рука сама находит выключатель, будто заранее знает, где он находится. И глупо будет утверждать, что он не испугался собственных слов. На самом деле, Крис был в ужасе, но пока голос разума усиленно душил орущую в голове панику. Совсем как тогда, посреди ночного леса, когда приходилось отстреливаться чуть ли не вслепую. Но все его страхи сейчас - дело десятое, так как сейчас важнее то, что скажет Сэм. Крис прекрасно понимал, что для такого человека, как она, его просьба - из разряда невыполнимых, но в таких ситуациях о собственных возможностях приходится забывать. Обращаться придется скорее всего к тому, на что у них практически не будет хватать сил.
Крис не смог сдержать улыбки, когда Сэм потребовала от него внимательности. Что бы там не говорили про его сосредоточенность, лидер из него бы никогда не получился. Безусловный лидер - это Саманта, и теперь уже пришла пора ей ставить условия. И ведь он прекрасно понимал, что Сэм говорит вещи куда разумные, чем предложил он. Такой скорый отъезд - чистой воды безумие, это самое настоящее самоубийство... Вот оно. Вот чего он втайне добивался. Больше чем на спасение Джоша, Крис рассчитывал только на то, что не выберется из шахт живым. Бессознательное ведь всегда преобладает над сознательным, верно, Кочиз? Груз вины и тоски настолько задавил все остальные чувства, что единственным выходом казалось не извлечение лучшего друга на свет Божий, а бессмысленная кончина самого Криса. Желание спасти Джоша и неосознанное стремление к собственной смерти продолжали бороться в нем на протяжении всего полугода, потому он и не кинулся очертя голову обратно в Блэквуд - Пайнс уже на вторые сутки. Как он поможет другу, если свернет себе шею на каком-нибудь камне? Разве что Джош потом найдет и утащит к себе в логово мариновать его бестолковый труп... Очень смешно, ха-ха. Но теперь с ним Сэм. Она даст ему тупо помереть еще по дороге в шахты. И если что случится, не должна помешать происходящему. Поэтому Крис взял с нее такое обещание.
Но упоминание о супергеройстве его обидно кольнуло. В конце концов, он для реализации своих мазохистских потребностей собрался вернуться на гору. И уж точно Крис не представлял, что в одиночку расшвыряет всех вендиго, наверняка сильно злых после того, как их аппетитная добыча эффектно смылась из леса. Перехватив напряженный взгляд Сэм, явно направленный на неожиданно заполнившееся до отказа кафе, Крис тихо заговорил:
- Ох, Сэм, ты даже не представляешь, насколько ты права. Черт, да я и на чертов скалодом согласен... Но не думай, что я в книжки залипал просто для расширения кругозора. И ты абсолютно права, план у меня есть, осталось только получить твое одобрение, - быстро подмигнув ей для того, чтобы смягчить замечание, он поднялся из-за стола и поманил за собой, - пойдем обратно в парк, там до нас точно никому нет дела.
Идя по улице обратно к парку, Крис судорожно листал в айпаде вкладки и заметки. Для его друзей такая привычка уже стала чем-то обыденным. И Джош, и Сэм уже наловчились ловить его под руку и рулить, чтобы Крис не вписался в кого-то из прохожих. Добравшись до парка и заняв самую отдаленную скамейку в тени довольно жутковатого дерева, Крис развернул айпад к Сэм, немного лихорадочно бормоча, словно объяснял какую-то особо мудреную тему по испанскому, как в старые добрые времена:
- Я нашел старые карты шахт, расположенных на той горе. В доме у Джоша они тоже были, но сомневаюсь, что там что-то уцелело, - он обвел пальцем несколько точек на карте, помечая их красными кружками, - здесь должны быть другие входы, которые ведут в логово этих тварей, и я более чем уверен в том,  что эти три даже не заблокированы. В одном проложена рельсовая дорога, так что хотя бы один ориентир у нас есть, и к нему вполне реально пройти от логова, правда, это займет довольно много времени.
Он переключил приложение, открывая длинный список заметок, хаотично раскиданных в каком-то безумном порядке. Открыв первую, помеченную кучей восклицательных знаков:
- По поводу оружия... Есть у меня пара идей, и если тебя не смущает вранье и риск нарушить парочку законов, то можем смело использовать их, - он посмотрел на Сэм без следа улыбки, - ты ведь будущий эколог, так? Я проследил, что популяция оленей на той горе за последние пять лет там подскочила до небес, а хищники дохнут, как мухи. Мы скажем, что университет направил тебя на исследование в местное охотничье хозяйство, а я вызвался тебя сопровождать. Мой дедушка выдаст мне временное разрешение на ношение оружия, чтобы ты не ходила по лесу без защиты. Ну, тут мы не соврем.
Крис криво усмехнулся, перелистывая заметку:
- Ну, а насчет огнемета... Ты не поверишь, но Гугл знает все.

+2

7

-Обожаю, когда ты прав, Крис, - расплывается в улыбке Сэм в ответ на слова Криса о супргеройстве и книжках. Может, ее слова действительно показались резкими или обидными, но у нее не было цели обидеть друга, потому как, на деле, она нисколько не сомневалась, что ботаник Крис решит изучить все книжки по демонологии и североамериканской мифологии, чтобы выяснить все о вендиго и их слабых местах. Да ладно, отбросьте скепсис, у всех есть слабые места, даже у бессмертных монстров, потому что природа всегда сильнее всякого проклятья, и именно поэтому планета все еще живет и процветает, а зомбиапокалипсис обходит мир стороной. Саманта любила свою будущую профессию и находила огромное удовольствие в том, что изучала окружающий мир, а не маркетинг или какой-нибудь аудит. С такой профессией далеко не уедешь, а ей хотелось свободы, новых ощущений и много, много приключений. Ей хотелось покорить настоящую гору, а не искусственный скалодром, и встретить рассвет на самой вершине, хотелось увидеть новые места и живописные пейзажи, среди которых можно было спокойно сесть и начать медитацию в поисках гармонии и единения с природой. Сэмми хотела увидеть мир или стать героем и забыть тот кошмар, что она пережила полгода назад. И чтобы пережить этот кошмар, нужно столкнуться с ним лицом к лицу и доказать, что он совсем не страшный.
Сэм неоднократно ловила себя на мысли, что перестала бояться чего бы то ни было кроме резких звуков и темноты. И ее новый дом в Вашингтоне, в Сиэттле, хоть и был достаточно просторным и светлым, но по ночам казался пугающим, как и окружающее его пространство. Неоновая лампа работала каждую ночь, а шторы всегда занавешивались, чтобы ничто снаружи не могло наблюдать за ней. Она теперь всегда закрывала за собой двери в комнаты, но по-прежнему предпочитала ванну душевым кабинкам. Зато насекомые,высота, клоуны, даже пресловутое одиночество не вызывало никаких, даже смешанных, чувств, не говоря уже о страхе. Жутковатый смех Джокера или психи-маньяки едва ли теперь могли ее напугать. Коннор задумалась: а боится ли Кристофер или с ним тоже произошли подобного рода изменения? По этому поводу она может спросить его позже, а пока принимает предложение пойти в парк и, взяв в руку недопитый стакан с кофе, выходит из кафе вслед за Кристофером. Можно было не сомневаться, что, перешагнув порог кофейни, молодой человек потянется к сотовому телефону или иному средству коммуникации, и Сэм, как в старые добрые времена, мысленно поставила ставку на айфон, но закатила глаза, увидев айпад в руках Криса и его сосредоточенный взгляд, устремленный в экран. Джош всегда выигрывал в этой игре.
Она только и успевает, что легонько коснуться его локтя, притормаживая друга, пока тот не вылетел на проезжую часть, а он даже глазом не моргнул, настолько был увлечен поиском приложений или фото. Сэм еще не знала, чего он ищет, но догадывалась, что это непосредственно относится к делу. И еще ей очень хотелось найти какую-нибудь лавочку как можно скорее и упасть на нее, скрываясь от полуденного солнца и невозможной калифорнийской жары. По сравнению с северным штатом ее родной Лос-Анджелес напоминал, скорее, раскаленное пекло ада, нежели чем курорт. Она была бы совсем не против обрести свою тихую гавань где-нибудь в Северной Каролине, как героини романов Спаркса, но судьба всегда имеет другие планы, в которые не входят утопические мечты Саманты Коннор. Может, к старости она остановится и прекратит поиски своего дома, который подошел бы к ее темпераменту, но сейчас перед ней открыт целый мир, правда, ограничивающийся пока что лишь горами Альберты.
Кристофер разворачивает планшет в ее сторону, когда они, наконец, находят самую отдаленную лавочку в парке, и перед Сэм открываются схемы знакомых шахт. Внимательно следит за красными кружочками, которыми Крис обозначает уцелевшие входы в логово ведниго, и понимает, что Блэквуд Пайнс - это действительно огромная территория, и вот это-то как раз самое пугающее из всего, что они обсудили за прошедший час. Так ведь и заблудиться легко, свернув не на ту тропинку - это тебе не в трех сосенках гулять, а исследовать горную местность с вечнозелеными широколиственными лесами и бродить в шахтах, где любой завал может сделать тебя вечным узником подземелий. Тут Сэмми неожиданно понимает, что в горах обязательно присутствуют большерогие бараны или медведи гризли - как-никак, она лучшая студентка на курсе и разбирается в экологии и географических поясах очень даже неплохо, - а на горе Блэквуд нет никого. Только дикие олени да белки, и никаких других животных, которые не способны развить скорость до семидесяти двух километров в час, как это делают олени, или залезть на верхушки деревьев, как белки. -Эти твари всех пережрали. - логически заключает Сэм, ощущая, как об одной только этой мысли по спине пробегает предательский холодок и глаза на долю секунды округляются в легком испуге. И почему это не показалось ей странным, когда она только приехала в Блэквуд Пайнс? Отвлеклась на белку и ворону, не заметив главного. Двойка тебе, Сэм, лучшей студентке экологического факультета. 
Крис, тем временем, заканчивает с объяснением плана шахт и возможных путей проникновения в логово тварей, и переходит к теме оружия, предлагая идею еще более гениальную, чем лицензию на ношение и провоз оружия от мистера Вашингтона. Дедушка мог выдать Крису временное разрешение, а покупка огнемета - дело элементарное, требующее лишь усилий в наборе букв на клавиатуре. Все гениальное просто. Кристофер гениален.
Саманта аккуратно нажимает на иконку микрофона около логотипа гугла и с ироничной улыбкой на губах произносит:
-О'кей Google, где купить огнемет? - переводит взгляд на друга, чья усмешка в стиле "я знаю все" застывает на лице, который, видимо, поражен абсурдностью запроса Саманты. -Я же Коннор, ничего удивительного, - пожимает плечами хрупкая блондинка, от которой вендиго лично огребли по самое "не хочу". Ладно, шутки, шутками, а нужно приступать к делу, потому что с гуглом далеко не уедешь и на границе все равно огнемет вызовет подозрение, потому что слишком странное оружие для студентки с экологического:
-Ищи канадских оружейных баронов, дон Кочиз, - ухмыляется Сэм, лукаво глядя на Криса, а затем вальяжно выкидывает пустой картонный стакан из-под кофе в мусорку. Какой бы грустной не была эта тема, но Сэмми чувствовала воодушевление и моральный подъем, находясь рядом с этим парнем. В конце концов, они оба решила бросить вызов Смерти, и лично Сэм ни на секунду не сомневается в правильности этого выбора. -А пока предлагаю начать сборы. Лицензию можно оформить и по пути в Сиэттл, а о жилье можешь не беспокоиться. Правда, не помешают твои кредитки и студенческий, в Вашингтоне огромная библиотека, думаю, тебе было бы интересно там покопаться. Мне кажется, одна я так и не разобралась в этих текстах из-за плотных графиков. - Скромно пожимает плечами, подбирая аргументы, чтобы уговорить Криса побыстрее уехать отсюда, будто он и без того не согласен. -И еще... Что ты скажешь Эшли?

0


Вы здесь » a million voices » S.T.A.Y. » the past is beyond our control


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC